На прошлой неделе стало известно о заметном внутрипартийном событии в КПРФ. Президиум ЦК партии принял решение отправить в отставку Владимира Уласа с поста первого секретаря московского горкома.

Разгон МГК КПРФ прошел по тому же сценарию, что и в Питере. Грубо и показательно. И карательные функции были возложены все на того же Валерия Рашкина, секретаря ЦК по кадровой и партийной работе. Теперь московских коммунистов, судя по всему, ждут большие перемены. На партийном сайте опубликовано мнение самого Рашкина о результатах проведенной им зачистки в питерской организации: «Собрания там стали проходить без склок, без споров, стали рассматривать вопросы о том, как выполнить нашу антикризисную программу, а не кто кому ножку подставил или кого надо снять. Климат в организации резко изменился в позитивную сторону, раньше меня критиковали, а сейчас этих недоброжелателей практически не осталось, все заткнулись, видя, как хорошо стала работать организация».

После того как «все заткнутся» и в московской организации, бразды правления ею, скорее всего, будут переданы Андрею Клычкову. Этот лояльный Геннадию Зюганову партийный функционер сейчас возглавляет фракцию КПРФ в Мосгордуме.

За судьбу «боевого и красивого Уласа» (выражение Валерия Рашкина) в ЦК КПРФ просят не беспокоиться: серьезной руководящей должности ему больше не доверят, но он останется членом горкома и депутатом Госдумы. При этом Уласу дали понять, что и этих постов он может лишиться, если расстанется с партбилетом.

Возможно, именно нежелание лишиться этой последней соломинки вынуждает Уласа молчать и комментировать свою отставку в старорежимном стиле: «Начальству виднее». А, возможно, он считает, что именно так и должен поступать настоящий коммунист.

В сугубо человеческой порядочности Уласа, похоже, никто не сомневался и раньше. Его доброжелательно воспринимала столичная интеллигенция, с его мнением считались чиновники. Улас вообще сразу был воспринят как политик новой волны. Казалось бы, радоваться надо партийному вождю и его окружению такому кадровому потенциалу. Ведь демографическая ситуация в КПРФ просто катастрофическая. Вопрос омоложения партийных кадров стоит ребром. Да и старые кадры не только вымирают естественным путем, но и покидают ряды компартии в полном здравии.

Вот, например, какова ситуация в Магнитогорской организации КПРФ. Начиная с 2004 года число членов отделения сократилось со 101 до 52 человек при численности населения города в 409 тысяч человек. Прием в КПРФ за 2004-2010 годы составил всего 12 человек. Пять человек вышли из КПРФ. В отделении основную часть (немногим менее 70 %) составляют коммунисты старше 60 лет. Средний возраст членов КПРФ, состоящих на учете в отделении, – 66,7 года. Молодёжи до 30 лет – всего 2 человека, коммунистов от 30 до 40 лет – 6 человек.

Сейчас КПРФ состоит из молодых людей до 30 лет лишь на четверть. В компартии хотят довести эту цифру до 30 %. Вот только за кем потянется в партию молодежь? За Геннадием Зюгановым? Судя по кадровой политике коммунистов, для них это отнюдь не риторический вопрос. С одной стороны, со всех трибун КПРФ призывает искать и продвигать молодых и энергичных, а с другой – безжалостно выкашивает молодую кадровую поросль.

Партийная «инквизиция» действует под лозунгом борьбы с неотроцкизмом. Именно под этим предлогом была разогнана питерская городская организация. Именно это на деле ставят в вину и теперь уже бывшему руководителю московского горкома КПРФ Владимиру Уласу. Коммунисты – пока не с партийных трибун, а на условиях анонимности – вспоминают про 37-й год: «Сейчас в партии запущен такой же маховик. Неотроцкистов ищут во всех региональных организациях. Скоро, наверное, дойдет до самооговоров – Рашкин и Никитин (председатель центральной контрольно-ревизионной комиссии) говорят, что неотроцкисты могут сами и не осознавать себя неотроцкистами. Убедят, сознаешься».

Конечно, к стенке коммунистов не ставят – все же не те времена, но личности подавляются грубо и показательно. Однако такое проявление воли руководства скорее походит на ее имитацию. Внутрипартийные расправы при отсутствии побед на внешних фронтах не прибавляют авторитета ни вождю, ни его ближайшему окружению.

Есть и другая точка зрения: никакого разлома в идеологии КПРФ нет, и это прекрасно осознают сами же партийные «инквизиторы». Просто под таким предлогом сподручнее вести аппаратную борьбу. И в этой борьбе побеждают не интеллектуалы, а подковерных дел мастера. Молодое поколение коммунистов брезгливо называет своих гонителей «личностями в серых пиджаках». Определение не новое, но в данном случае оно весьма соответствует действительности.

На данный момент теряющим свои позиции в партии считают первого заместителя председателя ЦК КПРФ Ивана Мельникова. Его поддерживали ныне уже зачищенные питерские и московские организации. И нынешнее молчание Владимира Уласа вполне объяснимо – рассказывать небылицы он не хочет, а сказать правду не может, поскольку в таком случае «подставит» Мельникова. Последнему, кстати, репрессии не грозят – он известен больше, чем Улас, популярен в интеллигентских кругах и потому просто необходим Геннадию Зюганову, но будучи при этом лишен всяческих реальных ресурсов.

Впрочем, еще больше нужен вождю Валерий Рашкин, исправно играющий роль Торквемады. Его аппаратные ресурсы продолжают наращиваться с каждым днем. Однако он не представляет собой личной угрозы Зюганову. Во всяком случае, Рашкин демонстрирует готовность и дальше носить серое одеяние, вечно оставаясь в тени вождя. Он четко обозначил свой предел мечтаний: Зюганов – в Кремле, а у КПРФ – большинство думских кресел. О себе умолчал, но понятно, что при таком раскладе и Рашкину теплое местечко найдется. Если только его самого к тому времени не обвинят в неотроцкизме.

Пока же он на коне и уверен в победе КПРФ на ближайших же выборах. Хотя эксперты сильно в этом сомневаются – отставка Уласа не только повлечет за собой потерю значительной доли столичного электората, но и в определенной степени отразится на выборных показателях в масштабах страны.

Рашкин же уверен, что незаменимых нет. Он считает, что задачи, с которыми, по мнению ЦК, не справился Улас, можно легко решить при помощи основательно затертой формулы Зюганова: если довести антикризисную программу КПРФ «Вперед к социализму!» до каждого гражданина, то победа партии будет гарантирована. Правда, журналисты, к которым Рашкин обратился с таким предложением, не спешат с этим соглашаться. К счастью, не 37-й год на дворе.