В России появится пилотный макрорегион.

Томская, Новосибирская, Кемеровская области и Алтайский край войдут в состав первого в России макрорегиона. Об этом сообщила 27 мая администрация Томской области, выступившая инициатором проекта. Он носит название «Схема территориального планирования юго-западной части Сибирского федерального округа» и, по замыслу разработчиков, «будет содержать единый вектор развития для всех четырех субъектов РФ» Финансирование проекта будет осуществляться за счет федерального и местных бюджетов, передает ИТАР-ТАСС.

Зачем потребовалось сливать субъекты федерации в макрорегионы, рассуждает заместитель генерального директора Центра политических технологий Алексей Макаркин.

«СП»: — Алексей Владимирович, насколько реально создание полноценного макрорегиона?

— Уменьшить количество регионов в России — старая идея. Известно, что до этого были

Словом, создание макрорегионов, в которых происходит достаточно

«СП»: — Есть ли вообще смысл создавать макрорегион?

— Думаю, смысл есть. Экономики субъектов, входящих в макрорегион, сильно связаны друг с другом, и вопрос хозяйственной кооперации имеет большое значение. Если мы обратим внимание на опыт царской России, там тоже были, по сути, макроорегионы в Сибири — Западно-Сибирское генерал-губернаторство и Восточно-Сибирское генерал-губернаторства.

Кроме того, есть еще момент: регионы у нас экономически неоднородны. И экономическая мотивировка интеграции понятна.

«СП»: — В 2007 году тему макрорегионов поднял Владимир Путин. Он сказал, что «изменение административно-территориального деления — задача хоть и не сегодняшнего дня, но думать о ней нужно, и мы медленно, без рывков продолжим эту работу». Первый макрорегион — воплощение идет Путина?

— Это достаточно осторожное движение в направлении изменения административно-территориального деления. Повторюсь, изменения такого рода — это неизбежное столкновение с серьезными интересами элит, плюс обида для части населения областей, которые в этом случае упразднятся — там есть и свои исторические традиции.

«СП»: — Эксперты говорят, что степень развитости региона зависит от того, насколько приближена власть к земле. Для эффективного управления нужна децентрализация, а нам говорят о необходимости укрупнения и централизации. Не выйдут ли макрорегионы боком?

— Речь может идти о разных уровнях власти. Если макрорегионы будут создаваться, но при этом будут расширены полномочия власти, приближенной к земле, это уравновесит укрупнение субъектов.

«СП»: — Сейчас в Сибири сделают макрорегион. Но ведь единого начальства не будет, так? Что сейчас-то мешает наладить сотрудничество между регионами?

— Сейчас между регионами идет перетягивание одеяла. Видимо, потому, что у нас всегда сотрудничество неформальное всегда реализовывалось сложнее, чем если это формализовано и поддержано сверху. Формализация означает, что есть определенные рамки, определенные условия и правила игры. В противном случае мы получим декларации о намерениях, которых в нашей истории было очень много.

Другое дело, институциональные рамки могут быть более мягкими, или более жесткими. Сейчас они носят очень мягкий характер.

«СП»: — Вы считаете, если регионы просто объединить, не сливая на уровне администраций, они в состоянии сообща построить, например, дорогу?

— И сейчас общие дороги строят. Например, построена дорога Чита-Хабаровск, которая идет через несколько регионов. Но для этого необходимо, чтобы эти дорогb вплотную патронировал федеральный центр. В случае макрорегиона есть попытка, чтобы находящие в него субъекты осуществляли такой патронат самостоятельно.

«СП»: — Представим ситуацию, что пилотный проект макрорегиона удастся, пойдет, что называется. Как может развиваться дальше административное укрупнение?

— По двум направлениям: создание подобных мкакрорегионов в других федеральных округах, и очень осторожное продвижение их к политическому объединению. Решение второй задачи может занять многие годы.

Другое мнение

Евгений Гонтмахер, замдиректора Института мировой экономики и международных отношений РАН:

— Практика укрупнения регионов себя не оправдала. Дело не в административных рычагах и укрупнении, а в том, чтобы дать регионам самостоятельность, но тут уже важен общий фон развития в стране. Конечно, депрессивные регионы все равно останутся, они есть во всех странах, но не в таком количестве.

Владимир Прибыловский, президент информационно-исследовательского центра «Панорама»:

— Объединение регионов — это из серии «как, друзья, вы не садитесь, все в музыканты не годитесь…» На протяжении 70 лет, начиная с Октябрьской революции, у нас объединяли и разъединяли различные ведомства: министерство высшего с министерством среднего образования, министерство образования с министерством науки. Создать совнархоз, а потом разделить совнархоз — любимые бюрократические трюки. Когда на реальную модернизацию власть не способна, они имитирует деятельность.