Пестрая и космополитичная столица Соединенного королевства в первой половине мая «боролась» с выборами и отмечала победу союзных войск во Второй мировой войне. И то, и другое событие прошли в стране «без шума и пыли». И если о выборах еще говорили без умолку на новостийном канале, то празднование Дня Победы прошло в штатном режиме. Нет, не без того, чтобы в определенных местах (Гайд-парк, правительство) собирались митингующие с требованием вывести войска из Афганистана. Но накала страстей не наблюдалось. Трафальгарская площадь — не Майдан.

Знакомое со школьной скамьи определение London is the capital of Greate Britain и последующие заученные абзацы могут с детства начисто отбить желание убедиться в том, что изложенные скупые сведения таки имеют место быть, и все это можно увидеть воочию. И стоит лично удостовериться в том, что Биг Бен, Тауэрский мост и площадь Пикадилли существуют не только в учебниках английского, а чопорность местных жителей и туманы — на самом деле стереотип, ставший анахронизмом. Здесь, на берегах урбанизированной Темзы, и туманы не чаще, чем у нас, и народ достаточно общительный и непосредственный. Случайный попутчик всегда подскажет, как куда добраться, и поинтересуется: «Откуда вы»? «Как там Чернобыль?» (до сих пор).

Несмотря на то, что население британской столицы в три раза больше и улицы широкими проспектами никто не отстраивал (так сложилось исторически), их дорожные пробки — вовсе и не пробки, а автобусы (ни трамваев, ни троллейбусов нет) при всем при том ходят по расписанию, и в услугах маршруток (ставших для киевлян спасением) англичане не нуждаются. При переходе улицы не стоит забывать о том, что здесь сохранилось еще со времен гужевого транспорта левостороннее движение. Для этого на переходе обозначено: «Посмотрите налево», «Посмотрите направо». Кстати, привыкнуть к этому нашему человеку не так уж и трудно: у нас всегда и везде нужно смотреть в оба — хоть на регулируемом, хоть на нерегулируемом перекрестках и… на тротуарах. Правда, к сожалению, и у них дорогу переходят, как правило, произвольно. И только автомобилисты соблюдают правила. Как-никак практически везде ведется видеонаблюдение.

Лондонская публика — особый разговор. Проще было бы ее назвать «вавилонским столпотворением». представители всех рас, национальностей — готовый материал для Британского музея. Причем если где-нибудь в Милане или Венеции выходцы с африканского континента все-таки контрастируют с окружающей средой, то здесь, на Темзе, они уже лондонцы во втором поколении.