Эксперты уже провозгласили Си Цзиньпина официальным преемником действующего китайского лидера Ху Цзиньтао — видимо, именно он станет новым лидером КНР в 2012 году. Считается также, что поскольку 2012 год — не только год конца света по календарю древних майя, но еще и год Черного Дракона, знаменующий вхождение Китая в фазу наивысшего подъема («малое процветание»), то и КНР возглавит человек с лицом дракона — Си Цзиньпин. Правда, мне Цзиньпин внешне скорее напоминает не дракона, а бурятского милиционера или добродушного сурка. Но это кому как больше нравится…

Говорят, что зампред КНР приехал в Россию принимать новые территории (Сибирь), и именно это является истинной целью его визита. Но это все — домыслы. Так кто же на самом деле господин Си Цзиньпин? Каковы его перспективы в правительстве КНР? И о чем свидетельствуют многочисленные слухи вокруг его визита?
Си Цзиньпин родом из Шэньси — и по сей день отсталой провинции на северо-западе Китая. В древности эта территория неоднократно подвергалась набегам кочевых племен Центральной Азии — тюрок и монголов, — что отразилось на внешности ее жителей, в том числе Си Цзиньпина. В отличие от прежних и нынешних руководителей Китая товарищ Си родился уже после образования КНР — в 1953 году. Его отец занимал многие ответственные посты в правительстве страны, и вероятный новый лидер Китая происходит из «партии принцев», являясь потомственным политиком. Кроме того, он, как и Ху Цзиньтао, закончил пекинский университет Цинхуа — основную кузницу китайских политических кадров в последние годы.

Совершенно очевидно, что Си Цзиньпин не является харизматическим лидером. Скорее всего, он, как и нынешний китайский лидер, станет очередной «проходной фигурой». На пути к мировому господству важнейшей задачей Пекина является обеспечение страны ресурсами и «надежный тыл». Россия, пока у нее есть ядерное оружие, вполне может играть роль такого «тыла» для Китая, и главная цель визита Си Цзиньпина в этом, скорее всего, и состоит. Зампред КНР принадлежит к поколению, заставшему СССР в расцвете могущества и хорошо помнящему, что тогда, в 1960-1970-е годы, представлял из себя Китай. Это важно, поскольку наличие рядом сильного (пусть даже в прошлом) противника заставляет вести себя осторожнее. В Пекине понимают, что война с Россией или даже ухудшение отношений с ней не будет выгодно Китаю даже в том случае, если все пойдет по самому благоприятному для китайцев сценарию.

Геополитическое столкновение «медведя» с «драконом» наиболее выгодно США. Оно в максимальной степени позволяет обеспечить глобальное лидерство Америки по крайней мере на ближайшие сто лет. Ведь в этом случае будут повержены и обескровлены обе значительные континентальные державы, способные бросить вызов американской гегемонии. Нечто подобное уже было в истории ХХ столетия, когда по итогам как Первой, так и Второй мировой войны в проигрыше оказались, по сути, все ее участники — за исключением Соединенных Штатов. Американцы, загребая жар чужими руками, смогли выйти из всемирной «мясорубки» наиболее могущественной державой и в конце концов получить мировое господство. Поэтому, на мой взгляд, задача российского и китайского руководства — не повторить ошибок СССР и Германии, допущенных в ХХ веке.

Примечательно, что визит зампредседателя КНР происходит на фоне ухудшившихся отношений между Пекином и Вашингтоном. Встреча Барака Обамы с тибетским духовным лидером Далай-ламой XIV и продажа американскими компаниями оружия Тайваню вызвали громкий международный скандал. Тем не менее страхи россиян, отразившиеся в многочисленных сообщениях относительно цели визита Си Цзиньпина в Россию, тоже не напрасны. То, что сегодня у нас Китая опасаются больше, чем кого бы то ни было в мире, — свершившийся факт. Страна с полуторамиллиардным населением, со стремительно увеличивающимися потребностями в ресурсах, тяжелой экологической обстановкой, нехваткой жизненного пространства и воды, быстро наращивающая военную мощь, проводящая маневры с переброской войск на несколько тысяч километров внутри страны… — разве все это не способно вызвать страх? Тем более что географически Китай к нам гораздо ближе, чем США, и поэтому выглядит особенно опасно.

Все это происходит на фоне экономического и военного ослабления России. Поэтому задача нашей страны сегодня — лавировать между Западом и Востоком (Китаем), по возможности увиливая от всех международных конфликтов и наращивая свою экономическую, военную и культурную мощь. В случае же развития самого неблагоприятного сценария нам вполне может пригодиться наш же опыт 1812 года, когда мы тоже были в меньшинстве, да и с экономикой все было не в пример хуже, чем у наполеоновской Франции. Стоит присмотреться и к опыту Финляндии в 1939-1940 годах, когда маленькая страна твердо дала понять огромному соседу, что не отдаст ни пяди, — и выстояла! Впрочем, мы будем надеяться, что до столь мрачного сценария дело все-таки не дойдет.