Официальный запрет на издание книги Адольфа Гитлера «Майн Кампф» в России является скорее популистским жестом Кремля в преддверии 65 годовщины разгрома фашистской Германии, нежели сигналом о начале борьбы властей с русскими нацистскими, националистическими или близкими к ним организациями.

Впрочем, это можно понять, поскольку часть последних, исходя из многочисленных публикаций в российской прессе, была создана (или в их рождении принимали участие) спецслужбами страны, видимо, не без одобрительных жестов со стороны Кремля.

Книгу Гитлера не только необходимо издавать, но она должна войти в школьную программу. Чтобы дети понимали не только ситуацию в Германии в начале 30-х годов, в результате которой фюрер оказался у власти (не без помощи коммунистов и Сталина), но и ту идеологию, которая привела большую часть немцев в скотское состояние.

Многие мои друзья, коих я спрашивал об их мнении относительно запрета книги Гитлера, считают его правильным. В качестве основной причины, они, конечно же, называли число погибших граждан СССР во время Второй мировой войны. Я ждал такого объяснения и напоминал им о «плодотворных» усилиях Иосифа Сталина, которые превзошли «старания» его немецкого коллеги.

Часть моих собеседников согласилась с этим доводом, заявив, что и «труды» Сталина необходимо запретить, а лучше вообще о нем забыть. Так же, впрочем, как и некоторые фантастические по кровожадности работы Владимира Ульянова, чье маниакальное желание истреблять вряд ли требует каких-либо доказательств.

Проблема в том, что, запрещая книги чужих или своих диктаторов, недалекое руководство страны пытается неуклюже замазать краской как историю собственного государства, так и мировую историю, тесно связанную с СССР.

Помощь Сталина немецким коммунистам, а затем военная и политическая Гитлеру, пакт Молотова-Риббентропа, следствием которого стал советско-немецкий разрыв Польши, и прочие согласованные действия двух режимов в Европе не оставляют сомнений в «благородных» намерениях двух диктаторов.

Разница между ними заключалась не только в том, что Сталин в итоге оказался умнее и хитрее, а в том, что Коба не был расистом или просто тщательно это скрывал. Этническое происхождение истребляемых им граждан СССР и соседних с ним государств его не очень интересовало. Во всяком случае, до конца 40-х годов, то есть до начала массовой антисемитской кампании в стране.

А если вспомнить, что идея концлагерей в 20-ом веке принадлежала не Гитлеру, а «доброму» дедушке Ленину и была по полной программе осуществлена Сталиным, то, видимо, запретить нужно книги всех троих. Это было бы логично. Но в списке экстремистской литературы ни Ульянову, ни Джугашвили места не нашлось…

Вторым доводом, о котором я не могу не упомянуть, стала мысль о неготовности населения страны в целом и подрастающего поколения в частности к объяснениям властей о чудовищной идеологии, которую несет «Майн Кампф».

«Русские скинхеды и националисты по всей стране убивают таджиков, украинцев, узбеков, кавказцев, негров, евреев. Движение «Наши» преследует послов как бывших стран СССР, так и западных и выступало в поддержку войны с Грузией, а ты хочешь, чтобы они еще и Гитлера правильно читали?»

Во-первых, те, кто убивали и продолжают охотиться за неславянами, могли свободно читать Гитлера и до запрета, не обращая никакого внимания на то, чего стоило СССР (вместе с союзниками) победить фашистскую Германию. Причем, в Москве они, как известно, имели возможность купить «Майн Кампф» непосредственно в нескольких метрах от входа на Красную площадь, рядом с музеем Ленина. Символично, не правда ли?

Кроме «Майн Кампф», там продавалась и другая литература, включая так называемые «Протоколы сионских мудрецов», которые, как мне известно, никто в России пока не запрещал. Удивительно, потому что было бы логично запретить и их, имея в виду пещерный антисемитизм как Гитлера, так и тех «мудрецов», составивших известную фальшивку.

Последнюю «книгу», кстати, тоже необходимо включить в школьную программу, чтобы не «алкаш в бакалее» или «большие ребята во дворе» объясняли необходимость продолжения «славной» традиции погромов в России, а учителя выбивали генетический антисемитизм из подрастающего поколения.

Но страна, как утверждают мои друзья, к этому не готова. Я это где-то уже слышал, причем много раз. Не в отношении книги Гитлера, а относительно демократии или ее западного варианта в России. Как будто существует какой-либо другой вариант, например, китайский, саудовский или, не дай бог, российский?

Вспомнил, об этом гражданам России и супостатам, как всегда жаждущим окружить кольцом великую страну, неоднократно вещал Кремль. В его лице эту версию поддерживают люди с разным уровнем образования, объединенные невероятной, почти бескорыстной, юношеской любовью к власти. Хорошо образованные Жириновский, Дугин, Леонтьев, хуже — Максим Шевченко, совсем плохо — идущие за ними члены движения «Наши». А дальше уже совсем беспросветка.

Они и их менее подготовленные коллеги постоянно выступают на ТВ, пишут книги, но их труды власти не собираются запрещать, наоборот, всячески поощряют эти старания. И движение «Наши», конечно же, менее агрессивное, по сравнению с иными националистическими организациями, продолжает жить и побеждать здравый смысл, даже после травли господина Подрабинека и массового сброса в унитаз (сделанный из папье-маше) книг господина Сорокина. Они же книги на костре не сжигали, как Гитлер и Ленин, и Сорокина с Подрабинеком не убивали или на «корабле философов» (как в 1922 году) заграницу не высылали. Все живы, здоровы и живут в России. Благодать.

На самом деле все до предела просто. В отличие от близких Кремлю идеологических стенаний упомянутых господ власть не хочет, чтобы кто-либо, когда-либо подробно препарировал «Майн Кампф» даже для детей. У них ведь может возникнуть очень много вопросов, из числа тех, что взрослые ныне боятся задавать Кремлю.

Например, об отличиях национальной идеи от национализма. Или о разнице между толерантностью (простите — терпимостью) и пропагандой межнациональной ненависти.

Кроме того, очевидно, что исполнять этот запрет будут вяло. Рейды и рапорты о победных закрытиях типографий подготовят поближе к 9-му мая. «Майн Кампф» уйдет в подполье, сделавшись запретным плодом, который захочет попробовать значительно большее, чем прежде, число людей, малоподготовленных к чтению этой книги. Результат подобных упражнений давно известен.

А дарить уже почти исчезнувшей группе ветеранов подарки, будь то запрет на книгу Гитлера или очередное обещание отдельных квартир через 65 лет после окончания войны и 8 лет бума цен на энергоносители — отличный популистский ход. Оплачивать который, скорее всего, побегут российские олигархи. Если, конечно, им дадут команду «на старт»… выстрелом из пистолета.

P.S. Моей 87-летней бабушке-ветерану войны власти уже очень долго обещают подарить холодильник «последней» модели, где нужно самому размораживать морозильник. Она, смеясь, им сказала, что они могут не успеть с подарком. А вы говорите квартиры! Кстати, для тех кто этим особенно интересуется — квартира ей не нужна. Да и холодильник, собственно, тоже. Просто дело принципа.