Договор между капиталом и трудом никогда не может быть заключен на справедливых условиях…
(К.Маркс, 23, 301)

Стар
й анекдот: лучшее тестовое задание для нового юриста – уволить по закону предыдущего.

Случалось в моей практике, давал я такие задания… Поэтому я прекрасно понимаю Михаила Прохорова: с таким Трудовым кодексом эффективно работать в эпоху перемен крайне сложно. Особенно, если у вас на предприятии пустил корни какой-нибудь правозащитно-ориентированный, не добравшийся до кормушки профсоюз.

А если не пустил? Совсем другой коленкор: трудовое законодательство в нашей стране до сих пор – скорее, декларация, фиговым листком прикрывающая все то, до чего не добрались правозащитники.

Поэтому я хорошо понимаю и читателей уважаемых деловых изданий, в первую очередь, примеряющих предложения «Российского союза промышленников и предпринимателей» на себя. Кому из читателей «Слона» хочется еще меньше отдыхать и еще больше работать, наступив, в результате, на заложенную в Трудовой кодекс мину, позволяющую вышвырнуть тебя за борт при наступлении пенсионного возраста?

На самом деле, предлагая свою программу, Михаил Прохоров в последнюю очередь думал о скромных (и не очень) офисных тружениках. Речь совсем о другом.

Прохорова (Дерипаску, Мордашова, Усманова – список продолжите сами) можно понять. Мне лет 10–12 назад объяснили, почему наши крупнейшие комбинаты строились так далеко на севере. Северный коэффициент действовал и в советские времена, в связи с чем один и тот же объем работ, скажем, в Ивановской области и в Ханты-Мансийском автономном округе выливался в совершенно разные объемы освоенных капиталовложений, о которых можно было отчитаться перед партией и правительством. И если для большинства городских/офисных жителей, ездивших «на Севера», в лучшем случае, в августовский поход, северный коэффициент «два и два» – просто цифра, то для тех, кто там работает постоянно, цифры другие.

«Минус сорок снаружи, плюс сорок внутрь, – так в районе нуля и болтался», – рассказывал мне о длительной северной командировке один из друзей.

Плюс оборудование. Плюс менталитет.

И если с погодой ничего сделать нельзя, с оборудованием сегодняшние топы худо-бедно справляются, то с менталитетом, похоже, не получилось. Те предложения, о которых я прочитал, – полная капитуляция перед советской системой мышления в производстве и добывающих отраслях. Если тебя не боятся, то тебя и не уважают? Значит, сделаем так, чтобы боялись. Мешает Трудовой кодекс? Подправим. Вот суть предложений, озвученных Михаилом Прохоровым.

Не надо даже внимательно вчитываться в тезисы выступления, чтобы понять основную идею: России необходимо поднимать производительность труда, и тех, кто будет нам мешать, – уволим к чертовой бабушке. Опасная, кстати, для России идея: вместо того, чтобы создать систему, стимулирующую повышение производительности труда, законодательно закрепить кнут и розги.

Что делать? Если бы я знал…

Пока понятно только одно: внести декларативные изменения в трудовое законодательство, не конкретизировав необходимые меры и не обеспечив реального контроля над исполнением Трудового кодекса, – прикупить тротила, воткнуть куда надо провода, и включить таймер.

С другой стороны, действительно, что-то делать надо. Может, ввести предлагаемые РСПП меры временно (кстати, в прошлогодней позиции Союза говорилось именно о необходимости временных мер для преодоления кризиса)? Скажем, на три года?

Или еще лучше: принять пакет законов о либерализации трудового законодательства, разрешив участие в программе только тем предприятиям, владельцы которых готовы передать свои акции в залог государству.

И посмотреть на результаты. А если результатов не будет – национализировать особо отличившихся на ниве закручивания гаек.

Интересно, согласятся?