Та система медицинского страхования (ОМС), которая существует в России с начала 90-ых годов никаким страхованием назвать нельзя. Функция страховой компании сводится фактически к перенаправлению средств, поступивших из бюджета региона в территориальный фонд ОМС, – непосредственно в лечебное учреждение. Деньги территориально распределяются в лечебные учреждения, к которым по территориальному же признаку, как в советское время, прикреплен пациент, пишет «Независимая газета».

Финансирование медицинских учреждений по принципу «Деньги идут за пациентом» так и осталось благим пожеланием. Право на выбор врача тоже. Все эти годы не деньги следуют за пациентом, а пациент за деньгами. Номинально он имеет договор со страховой компанией, реально же не может выбрать ни медицинское учреждение, ни какой-либо пакет услуг.

Полис воспринимается как своего рода пропуск к врачу. О своих правах получить оплаченную медицинскую услугу пациент имеет смутное представление. А ведь услуги эти оплачены: за работающих платит в бюджет работодатель, за неработающих – государство. И лечебное учреждение исправно получает деньги через страховую компанию и территориальный фонд ОМС.

За поступившие и израсходованные средства лечебные учреждения отчитываются не по результатам лечения, не за конкретно проведенные процедуры, а по «койко-дням». То есть оцениваются количество обратившихся за медицинской помощью людей и время, которое было на них затрачено. При этом отсутствуют единые стандарты медицинской помощи. В Москве бесплатная помощь оказывается на 11 тыс. руб., в Ханты-Мансийске – на 25 тыс., в Пензе – всего на 1,5-2 тыс. Вспоминается некстати, что вроде по Конституции мы все имеем равные права на предоставление бесплатной медицинской помощи в полном объеме, отмечает издание.

В придуманной Бисмарком системе страхования богатый платит за бедного, здоровый за больного. У нас же бедный платит за богатого. Налог на ОМС собирается как начисление на зарплату, а не на доход. У богатых же именно доходы – от прибылей. Чем больше доход, тем меньше зарплата, тем меньше отчисления в систему здравоохранения.

Здравоохранение финансируется сегодня из нескольких каналов: ОМС, добровольное медицинское страхование (ДМС), региональный бюджет, федеральный бюджет, карман пациента, благотворительные организации, работодатель. Все зависит от ситуации, от болезни, от того, в каком регионе живет пациент. В идеале нужен один канал – система ОМС. В большинстве стран есть еще бюджетные программы, в первую очередь по редким технологиям, покрывающим лишь эту дорогостоящую часть диагностики и лечения.

В новом законопроекте об ОМС, вышедшем из недр Минздравсоцразвития, вопреки логике главная роль отводится Федеральному фонду ОМС. Тогда как основная и самостоятельная функция страховых компаний, которым фонд частично передает свои обязанности, в этой будто бы «страховой» системе сводится практически к нулю.

На самом деле исходя из страхового принципа реформирование системы может быть эффективным, если Фонд ОМС выступает в качестве страхователя: аккумулирует средства и распределяет их страховщикам – страховым компаниям. Страховщик, в свою очередь, сможет реально управлять средствами, распределяя их в соответствии с нуждами застрахованных, которым требуются те или иные конкретные медицинские услуги, не допуская нецелесообразного расходования финансов. А гражданин, заключивший договор со страховщиками, будет действительно застрахован.

Законопроект об ОМС должен быть внесен в правительство до конца 2010 года, так что время для внесения поправок есть. Важно, чтобы в обсуждении приняли участие все заинтересованные стороны: и медицинское сообщество, и Минздравсоцразвития, и страховые организации, и сами пациенты. Ведь в качественном и эффективном здравоохранении заинтересовано все общество.