Сегодня мы, прежде всего, пытаемся разобраться в том, какие были мотивы у судьи Ольги Макаровой, которая избрала содержание под стражей как меру пресечения для Веры Трифоновой; чем она руководствовалась, был ли тут умысел, или же это просто ошибка и проявление некомпетентности, — все это станет ясным только после того, как мы досконально изучим все документы, чем мы сейчас и занимаемся.

В любом случае, принимать решение о санкциях в отношении судьи Макаровой будет квалификационная коллегия, другого пути у нас нет (если, конечно, сама Макарова не подаст в отставку). Мы можем лишь собрать все необходимые документы для того, чтобы коллегии было от чего отталкиваться. И тут, надо сказать, мы благодарны председателю Московского областного суда Василию Волошину. Вчера я встречался с ним и попросил предоставить все документы, которые есть у суда по этому делу. И сегодня документы пришли в полном объеме, остается только их изучить.

В принципе, суть нарушения уже ясна: по закону (и это подтверждено решениями пленумов Верховного суда) судья должен убедиться, что у следователей, которые предлагают избрать меру пресечения в виде содержания под стражей, есть на то достаточные основания. А судьи такими основаниями не очень интересуются. Ведь это же далеко не первый подобный случай, все мы помним недавнее громкое дело Магнитского, где был похожий сценарий, и тоже с трагическим исходом. Конечно, Веру Трифонову уже не вернуть, но расследование надо продолжать. Наказание судьи станет важным шагом для реабилитации погибшей.

Мы стараемся мониторить подобные случаи, потому что знаем, что они нередки. Но каждый случай надо рассматривать индивидуально, я не вижу здесь каких-то системных решений, вроде выборности судей или чего-либо подобного. На мой взгляд, действующее законодательство уже дает судье необходимую меру защищенности и независимости, поэтому каждый раз то решение, которое они выносят, — вопрос их личной порядочности.

Рано загадывать, чем кончится это дело, только сегодня я встречаюсь с защитой, чтобы обсудить все детали нашей стратегии. Думаю, что после майских праздников уже появятся какие-то новости, затягивать дело мы не будем. Но главное, что мы уже сделали, — это привлекли внимание к этой проблеме, и я думаю это станет хорошим уроком на будущее для судей, которые принимают решение о мере пресечения для обвиняемых.